Что только не приходится удостоверять гражданину Российской Федерации! Личность его без документа не выяснена. Пол, возраст, право на вождение автомобиля и перенесенная в детстве ветрянка вызывают сомнения без заверенных печатями бумажек. Кипа вездесущей бюрократической макулатуры неизбежно наводит на мысль: а не запихнуть ли все это в один документ? И лучше электронный. Ведь не в каменном веке живем!

Пару лет назад президент Медведев объявил о том, что в России в 2011 году будут вводиться универсальные электронные карты (УЭК), заменяющие удостоверение личности, медкарту, кредитку и бог знает что еще. Обычно скорая на расправу общественность впала в легкий ступор. Потому что применительно к российской действительности времен правления «тандема» совершенно неясно: электронный паспорт — это шаг к цивилизации или к реализации тоталитарных антиутопий? То есть, с одной стороны, ассоциативный ряд положительный: «техника дошла», инновации, модернизации, нескончаемый «подъем с колен». А с другой — это ж получается, что светишь ты своей электронной личностью на каждой кассе в супермаркете. Сходил за хлебом, а про тебя уже доложили «куда следует». Высокие технологии наткнулись на постсоветскую «чекистскую» паранойю. А есть ли, собственно, причины для паники?

То, что обычный загранпаспорт себя практически изжил, стало ясно давно. Основная претензия к «бесценному грузу» — примитивный и ненадежный механизм фиксации личности в документе. И правда, фотография — что это за удостоверение такое? Большинство людей даже на собственный взгляд не похожи на свое фото в паспорте. Что уж говорить про тех, кому этот паспорт приходится предъявлять. Они вас вообще первый раз в жизни видят. Это во-первых. А во-вторых, подделать фото — дело нехитрое. Для

изготовителей фальшивых документов это даже не лазейка, а распахнутые ворота.

Данные бумажного паспорта очень сложно проверить. Ну, забили номер вашего документа в базу. Там написано, что, действительно, паспорт с таким номером выдан Петру Петровичу тогда-то и там-то. Но фотографии Петра Петровича в базе нет! Кто здесь «за него», узнать невозможно. И это пока весь мир доблестно сражается с терроризмом?

В общем, охи, ахи, праведное негодование… И вот уже в паспорта готовятся вносить какую-то более «проверяемую» информацию о его владельце, нежели вид искаженного казенной фотографией лица и прическа десятилетней давности.

Так началась эпопея с введением биометрических паспортов. Их, кстати, не надо путать с электронными. Биометрическим паспорт делает не вшитый в него чип, а те самые дополнительные параметры идентификации: отпечатки пальцев, скан сетчатки глаза — тут уж кто во что горазд. В России биометрические документы уже выдают, но особо на них не настаивают. В мире же практика их применения все ширится. США уже требуют обязательного введения биометрических паспортов от стран, желающих обеспечить своим гражданам возможность безвизового въезда в Соединенные Штаты.

Именно «биометрика» поначалу породила опасения особо свободолюбивых граждан. Мол, и так не продохнуть: в аэропорту ботинки снимают, «аську» читают, через GPS отслеживают… Теперь еще «пальчики обкатают», как уголовнику, и все: мы под колпаком.

Бедные российские либертарии! К тому моменту они еще не слышали о правительственной инициативе поместить всю информацию о личности в один чип.

Начинание, надо сказать, поражает своими масштабами. Всеми, кроме географических. Потому что обещанные чудо-карты — прожект исключительно российского разлива. Пока за границей снимают отпечатки пальцев и сканируют глаза, у нас пытаются загнать пакет документов в электронную оболочку.

Пакетик получается увесистый. По плану, на этот раз не Путина, универсальная электронная карта должна взять на себя функции удостоверения личности, платежной карты, медицинской карты, водительских прав и пенсионного свидетельства. Причем так выглядит гипотетический минимальный набор. В ходе многочисленных обсуждений в правительстве на УЭК предлагалось «навесить» еще столько же обязанностей. Но тут, кажется, даже российские чиновники-мечтатели поняли, что выше головы не прыгнешь. Часть функций осталась в проектах на очень далекое будущее.

О получении карты пока говорят как об опциональном, то есть по желанию. Хочешь быть впереди планеты всей — вот тебе универсальный электронный документ, не хочешь — ну и ходи со своими «корочками».

Разберем подробнее, что же все-таки предлагают правительственные инициаторы возможным владельцам документов будущего.

Первое, на чем все они настаивают единодушно, — электронная медкарта. Ведь сейчас взаимодействие пациента и врача в какой-нибудь городской поликлинике — это мало того, что процедура невероятно затянутая из-за вечных очередей и многочисленных посредников, но и порядочная «мозголомка». Особенно если этот самый пациент по врачам бегать не привык и тонкостей дела не знает, а тут приключилась с ним какая-нибудь неожиданная хворь. Нерегулярное посещение эскулапа всякий раз будет начинаться с многотрудной операции под кодовым названием «Вспомнить все». Вы болели в детстве краснухой?

Как давно проходили медосмотр? На учете стояли? Есть аллергия на лекарства? Никогда не испытывали дискомфорта в области двенадцатиперстной кишки?.. «Да не помню я! У меня ОРЗ. Дайте больничный!» — бубнит пациент сквозь заложенный нос, чувствуя подступающую мигрень. Но врач не дает, пока не выяснит всех подробностей. Тут, как назло, медкарта при переезде потерялась, в новой — всего три страницы, а почерк у предыдущего участкового еще хуже, чем у нынешнего, так что и их не разобрать.

Сохранение информации о ваших болезнях или их отсутствии на электронном носителе проблему «врачебного почерка» решает в корне. И заметно экономит пациентам и докторам время. Ведь электронный документ — этовамнемно-готомник из разнокалиберных, пожелтевших от времени справок-снимков-записок. По нему автоматизированный поиск действует. Можете вообще ничего не говорить — только тихо постанывать, заявляя о текущих симптомах. Все, что нужно, врач узнает о вас из электронной медкарты. Туда же сам внесет изменения, а может, и в электронную очередь к другому специалисту поставит. Полис обязательного медицинского страхования тоже будет на карте, так что и его не придется с собой таскать.

Правда, обещанное изобилие ставит серьезный вопрос о форме электронной карты. Наверняка в начале нашего рассказа читателю представлялся кусок пластика — нечто среднее между водительскими правами и кредиткой. Но кредитку в компьютер не засунешь, а при работе с электронными документами без этого не обойтись. В функции медкарты УЭК должна больше походить на флешку. Что, в свою очередь, вступает в противоречие с ее другим, не менее важным предназначением.

В щедром на смелые заявления «Поствыборном» 2009 году Дмитрий Анатольевич заикнулся еще и о необходимости создания российской Национальной платежной системы. Собственно, именно эта функция — платежной карты — и должна стать в УЭК второй по удельному весу инновационности.

Аргументы в пользу такого решения просты и резонны. Кредитными и дебетовыми картами пользуются уже практически все россияне (заставили даже тех, кто не хотел — стали на них зарплату перечислять. И плевать, что живешь ты в деревне Зюзюкино, а ближайший банкомат -в райцентре. Зато современно!). Все операции по картам проходят через «забугорные» вражеские платежные системы дружественного нам Запада — MasterCard, Visa, AmericanExpress. То есть покупает российский патриот в родной «Ленте» буханку белого и банку кильки, а информация о платеже уже в Брюсселе. Непорядок! Великая страна должна быть самодостаточной. Так что придется нам теперь «повышать удои»: не только зерном самих себя обеспечивать, но и платежными системами. Если масштабный проект будет реализован, то, конечно, бонусы посыплются как из рога изобилия. С УЭК, подключенной к Национальной платежной системе, можно и проезд в общественном транспорте оплачивать, и социальные выплаты проводить, и штрафы собирать, а в перспективе — и налоги платить. Но это если.

Ведь создавать практически с нуля платежную систему — не на выборах «побеждать». Для российских инициаторов это вавилонская башня. И вероятность, что за пару лет они успеют «достать до неба», очень мала.

Кроме всего прочего, УЭК предлагают на роль хранителя святая святых электронной идентификации — цифровой подписи. Сейчас выданные цифровые подписи обычно хранят на CISB-брелоках или смарт-картах. Последние считаются надежней, потому что требуют не только непосредственного обладания носителем, но и ввода пин-кода. Захотят ли нынешние владельцы цифровых подписей отказаться от проверенных средств защиты в пользу универсальной карты? В принципе, есть чем соблазниться. Потенциально хранение подписи на УЭК позволит упростить юридически значимый документооборот. Прежде всего, между гражданами и государством. В частности, с УЭК можно будет подавать налоговые и таможенные декларации, анкеты и заявления в органы власти. И (внимание!) с такой «подписанной» картой можно будет голосовать на выборах не выходя из дома. Электронные выборы в России! Когда об этом думаешь, ощущения такие, будто тебе показали живого единорога. Голова кругом!

Читайте часть 2.