Премьер-министр Италии Сильвио Берлускони предстал перед миланским судом. И хотя обвинения, выдвинутые против 74-летнего II Cavaliere (его обвиняют в коррупции, а также в том, что он оплатил сексуальные услуги несовершеннолетней и воспользовался служебным положением, чтобы вытащить ее из-за решетки), кажутся весьма серьезными, никто не сомневается, что Сильвио снова выйдет сухим из воды. Пункт про коррупцию, по мнению адвокатов, особенно смехотворен.

Главный свидетель обвинения, миланский полицейский, через которого якобы действовал Берлускони, вызволяя пассию из обезьянника, наотрез отказался признавать, что на него оказывалось какое-либо давление. Сама же работница околосексуального фронта — танцовщица Карима Эль-Маруг, она же Руби-сердцеедка, — отрицает факт консумации их предполагаемого романа с Берлускони. Обвинители могут рассчитывать разве что на случайную оговорку Руби или на настойчивость желтой прессы, не оставляющей попыток купить признание малолетней правонарушительницы.

Как бы то ни было, в любой «нормальной» западной демократии одних этих обвинений хватило бы, чтобы с позором отправить любого, даже самого авторитетного политика в отставку. Но не в современной Италии. Политическая ситуация в стране настолько извращена и хаотична, оппозиция настолько слаба и разобщена, кризис системы так глубок, а судебная власть до такой степени политизирована и враждебна по отношению к власти исполнительной, что здравый смысл и логика стандартного протокола не имеют здесь ни малейшего шанса. Но дело не только в огрехах и системном кризисе итальянской власти.

Дело прежде всего в самом Берлускони и в тех ценностях, которые он воплощает и символом которых является. Второй после Муссолини долгожитель премьерского кресла, за пределами Италии Сильвио приобрел репутацию успешного бизнесмена, своротившего горы благодаря деловой хватке и дьявольской харизме. Многие считают его просто старым развратником и эксцентриком. Но держать Берлускони за дурачка легче всего; удивительно, но даже итальянская пресса зачастую демонстрирует полное непонимание истинной природы поведения премьера и его значения для простого итальянца.

Невероятно, но факт: для большинства местных обывателей Берлускони служит олицетворением честного искреннего политика, верного своим принципам и убеждениям. Думаете, я шучу? Ни грамма. Возьмем ремарки, которые постоянно позволяет себе премьер, вроде известного высказывания «Лучше любить красивых девушек, чем быть геем». В любой современной демократии такая цитата вызвала бы широкомасштабный кризис власти. А помните, как он приставил рога испанскому премьеру на официальной фотосессии во время встречи министров Евросоюза? Скорее всего, помните. Таких эпизодов за годы премьерства Берлускони накопилось огромное множество. Однако в Италии к ним довольно интересное отношение: лишь меньшинство считает их очевидными проявлениями политического кретинизма, для основной массы это доказательства того, что Сильвио остается человеком из народа, своим в доску, «нашим премьером».

Тех, кто критикует Берлускони за его выходки, сразу записывают в ханжи. Это типично итальянская логика — наш обыватель убежден, что Берлускони постоянно выставляет себя идиотом, потому что он такой, как все. Этот самообман появился на свет в результате беспомощности социалистов, которые, сменив партию Берлускони у власти после его первого срока, не смогли изменить ситуацию в стране к лучшему. Кроме того, Сильвио удалось дернуть за очень важный нерв в итальянском характере. Это нерв индивидуализма: ничто так не греет сердце простого итальянца, как пример соотечественника, который достиг всего сам. Берлускони — олицетворение сияющего образа итальянского предпринимателя с несмываемой улыбкой на лице, гаремом красоток и хорошо подвешенным языком, рубящим правду-матку. Поэтому каждый итальянец преисполняется гордости, разглядев в своем премьер-министре частичку самого себя. Он тоже хочет быть успешным дельцом, окруженным юными обожательницами! Ради этого переживания он готов простить Берлускони все — бесчисленные кризисы, аберрацию судебной системы, краску для волос, вранье. Итальянцам пора взглянуть друг другу в глаза и вопросить, доколе они готовы прощать своему премьеру его ошибки.

Безо всякого отвращения Италия относится и к пресловутому гарему Берлускони. Скандальные передовицы, посвященные живописным оргиям с участием премьера и его интрижкам с девицами, которые годятся ему во внучки, ничуть не смущают публику.

«Bay, премьер-министр, в вашем-то возрасте!» — со смесью зависти и восхищения выдыхает широкая общественность, прочитав о том, как женатый Берлускони почтил своим присутствием вечеринку по случаю 18-летия модели Ноэми Летиции. Несмотря на свой возраст и прооперированную простату, Берлускони удается поддерживать миф о собственной половой мощи, этот вульгарный гротеск по ту сторону стыда и морали.

Главным заблуждением премьера является его уверенность в своей неприкосновенности и непогрешимости — иначе бы ему вряд ли пришло в голову назначать своих бывших наложниц на должности министра, депутата и регионального советника.

Журналист и политик Паоло Гуццанти назвал общество, в котором ступени карьерной лестницы устланы грязным бельем, «шлюхократией». Именно такое положение дел больше всего раздражает тех итальянцев, которые считают Берлускони скорее дураком, чем жуликом.

Антиберлускониевские демонстрации, прошедшие в этом году, недвусмысленно сигнализируют о том, что общество устало от заговора коррумпированной верхушки. Людей тошнит от образа Италии, беспрерывно втаптываемого в грязь ее премьер-министром, который слишком стар, богат и самовлюблен, чтобы осознать вред, который он наносит репутации государства своим поведением.

Существует Италия, у которой есть право и сила, чтобы заявить о себе. Это Италия, которая не хочет, чтобы ей управлял помешанный на сексе развратный старикан, который платит за секс с малолетними и врет государству, чтобы спрятать свидетелей.

Финальная глава сражения Берлускони с законом еще не написана. И хотя никто не верит, что премьера посадят, остается шанс, что вердикт суда лишит его права оставаться у власти. Правоцентристское правительство рвет и мечет в поисках преемника Сильвио, в то время как левые, опустив руки, наблюдают в бездействии. Пока не ясно, что будет предложено обществу в качестве альтернативы политической и культурной модели Берлускони — настало время итальянскому обывателю встать во весь рост и заявить, кто он таков и чего хочет.