В отличие от карьеристок из «Форца Италия», модель и актриса Эвелина Манна имела продолжительный роман с Берлускони, длившийся пять лет и не принесший ей никакого корыстного интереса. В интервью, приуроченном к судебному процессу над премьером, Манна признается, что всегда была только одной из обитательниц гарема всесильного Сильвио.

До вашей встречи вы были фанаткой Берлускони?

Я росла в строгой католической семье в пригороде Рима. Меня можно назвать оптимисткой, я люблю работать, а мои политические взгляды всегда были прогрессивными — я бы никогда не смогла метнуться вправо. Берлускони — икона бизнеса в Италии. Его приход к власти в 1994-м стал важным символом изменений в обществе, знаком омоложения политической жизни. Он покорил меня, как и многих других.

Как вы познакомились с премьер-министром?

Семья никогда не оказывала мне никакой финансовой поддержки, но когда я стала более-менее независимой — благодаря модельным заработкам, — то стала задумываться о следующем карьерном шаге. Решила попробовать себя в актерстве и получила маленькую роль у Оливера Стоуна в «Александре». Потом дала интервью одному журналу, попала на обложку, сделала отличную, очень сексуальную съемку. Берлускони прочитал статью, захотел сделать мне комплимент — и позвонил.

Лично или через третье лицо?

Сперва я вообще подумала, что это розыгрыш. Звонила секретарша, которой я ответила: «Кто звонит? Офис Берлускони? Передайте ему, что мать Тереза в отъезде». И повесила трубку. Секретарша перезвонила и начала уверять меня, что это не розыгрыш, — и тогда я услышала смех Берлускони на другом конце провода.

То есть он не отставал?

Да. Мы поболтали, он пригласил меня на чашку чая к себе домой тем же вечером. Был очень мил, настоящий джентльмен. Я нервничала; все-таки пришла к незнакомому мужчине домой плюс вся эта безумная роскошь. С другой стороны, я к тому времени уже кое-что повидала — была на приеме у принца Чарльза по благотворительной линии. В том интервью, которое прочитал Сильвио, журналист задал вопрос об идеале мужчины. Я ответила: «Элегантность Кеннеди, страсть Че Гевары и ум Берлускони». Он тогда спросил у меня: «Значит, вы считаете меня умным?» А я ответила: «Что прикажете отвечать, господин премьер-министр? Если я скажу нет, вы меня расстреляете».

Как Берлускони объяснил смысл вечернего визита?

Он хотел познакомиться со мной. Его интересуют красивые люди, в чисто антропологическом смысле. Да, я красивая — будь я уродиной, он бы вряд ли позвонил, я это понимаю; но ведь то же самое можно сказать обо всех мужчинах. В той встрече не было ничего неприличного или грязного. Может, я сумасшедшая, но я разглядела в нем определенную хрупкость. Наши отношения длились пять лет, с 2005-го по прошлый год.

Эвелина, вы настаиваете, что ваша история с Берлускони — это история большой любви?

Любовь — ключевой фактор в наших отношениях. Вы должны понимать это, иначе нам не о чем говорить.

То была любовь с первого взгляда?

Почти. Конечно, я значительно моложе. Но молодость меня не заводит, мне нужен другой стимул. Я — модель, перевидала сотни красавчиков, и ни один из них не смог подарить мне ту остроту переживания, которую я испытала при первой же встрече с Берлускони. Его сексуальность не во внешности и не в деньгах. Речь о более глубокой химии.

Как развивались ваши отношения?

Следующий шаг был очень важен. В пятницу мы пили чай, а в субботу уже летели на его виллу в Сардинию. Романтическая обстановка, чудесный дом — там однажды гостил Тони Блэр, — потрясающий обед, солнце… Это был подарок от Господа Бога.

Он пытался соблазнить вас?

Хотите пошлых деталей? Перед вами леди. Ничего такого рассказывать не буду. Все, что могу сказать, — это были нормальные отношения двух людей, мужчины и женщины. За тем обедом наша история любви началась по-настоящему. Конечно, приходилось преодолевать препятствия: у человека его масштаба не так много свободного времени. С самого начала я знала, что все закончится моим разбитым сердцем — нормальная жизнь не для него.

Он ведь тогда был еще женат?

Да, он был женат. Это была моя главная ошибка. Что ж, такое бывает, немногим дано контролировать свои эмоции. Мне довелось общаться с тысячами людей, но никого из них я не могу поставить рядом с Берлускони. Но что было, то было. Я уважаю его жену, хотя и не знакома с ней.

Как часто вы виделись?

Поначалу часто, раз в неделю.

Он забрасывал вас дорогими подарками?

Это часть легенды о Берлускони. Если кто-то из нас и покупал другому подарки, то это была я. Однажды я подарила ему котенка по кличке Медок. Конечно, он тоже дарил мне подарки, но наши отношения были меньше всего похожи на банальную трансакцию между богачом и красоткой.

Во время вашего романа он встречался с другими женщинами?

Мужчины играют по другим правилам. Хочешь иметь любовницу? Имей ее. Иногда приходится с этим мириться. Я не была его игрушкой, у нас были полноценные отношения. Да, у него были и другие подруги — как изменить мужчину, если ему 70?

Что вы думаете об истории с Руби-сердцеедкой?

Ничего не думаю.

По вашему мнению, Берлускони когда-нибудь платил за секс проституткам?

Лично мне в это трудно поверить. Я была влюблена в него. Зачем мужчине платить за секс, если он обладает способностью покорять красивых, умных и честных женщин? Мне это кажется невероятным. В газетах пишут про какого-то другого Берлускони; Сильвио, которого знаю я, — очаровательный, умный, галантный джентльмен. Зачем ему проститутки?

Вы когда-нибудь принимали участие в вечеринках-оргиях?

Ничего про это не знаю. Может быть, ему просто слишком нравится жить. Он будто пьет из фонтана молодости. Все это ужасно и для него, и для Италии, глупо и вульгарно. Италия — страна удивительных традиций в искусстве, архитектуре, моде; мы — законодатели мирового стиля, и теперь о нас думают как о стране, где главные люди государства позорят себя попойками с проститутками. Вполне возможно, Берлускони просто перестал фильтровать поток девушек, получающих доступ к его персоне.

Почему закончились ваши отношения?

Он отказывался посвятить всего себя мне и, кроме того, никак не помогал с карьерой. Берлускони ни разу не предложил мне работу — хотя конкуренты из партии левых предлагали неоднократно. Я разорвала наш союз, но иногда вижусь с ним, когда есть настроение. Он знает, что нас связывало нечто настоящее. Не думаю, что все дело было только в сексе. У меня всегда была моя работа — сперва модели, потом актрисы, я много училась — но он никогда не помогал мне. Наши отношения принесли мне больше вреда, чем пользы. И тем не менее я ни о чем не жалею.