Заливая пожар глобального кризиса дешевой ликвидностью, власти ведущих стран затопили фундамент мировой экономики

Итак, агентство Standard & Poor’s лишило Соединенные Штаты гордого звания максимально надежного заемщика. Насколько символичен этот жест в канун третьей годовщины банкротства инвестбанка Lehman Brothers! Три года правительства разных государств «разогревали публику» увеличивающимися бюджетными расходами, а центральные банки печатали миллиарды и триллионы долларов, иен, евро и прочих валют для латания дыр в балансах финансовых учреждений. И вот теперь угроза мировой экономике исходит от разросшегося до чудовищных размеров госдолга развитых стран. Новый виток рецессии при почти неподъемном долговом бремени будет убийственным, а потому монетарные власти США, Европы и Японии, возможно, напечатают еще триллионы. Однако веры в целебные свойства сверхмягкой денежной политики у инвесторов все меньше. Доступная ликвидность теперь воспринимается как дешевый и непрактичный стройматериал, из которого предлагается сооружать дома в зоне повышенной сейсмической опасности.

Сгорбленные экономики

Когда Барак Обама в 2009 году переселялся в Белый дом, ему нетрудно было представить себя входящим в авгиевы конюшни — именно их напоминает американское хозяйство, смердящее непереваренными долгами. Накануне кризиса объем обязательств правительства приближался к 65% ВВП. А общий леверидж экономики США достигал, по разным оценкам, 400-450%. Так, долги домохозяйств в последние годы составляют примерно 100% ВВП и 140% совокупного годового дохода граждан. Сгорбленное под тяжестью этого груза, население не в состоянии обеспечивать устойчивый рост спроса на товары и услуги. «Раскредитование» было и остается неизбежным, а вместе с ним и падение экономики с дефляцией. И вот ведь беда: чем меньше национальный доход (из-за снижения как объемов производства, так и цен на товары и услуги), тем тяжелее обслуживать долговое бремя. Соединенные Штаты и другие развитые страны уже проходили это в 1930-е во времена Великой депрессии, а Япония — в последние 20 лет. Поэтому и в Америке, и в Японии, а также в Китае, России, Бразилии и других государствах власти решили поддержать общий уровень трат в экономике за счет госрасходов.

Впрочем, развивающиеся страны встретили лихолетье с огромными резервами, и им не понадобилось наращивать государственный долг, который остается низким по историческим меркам. А вот в развитыхправительства назанимали кучу денег сверх всяких приличий. Согласно прогнозам Deutsche Bank, их совокупный госдолг по итогам 2011 года достигнет 104% общего ВВП (для сравнения, в 2007-м этот показатель составлял 77%). Преодолена та планка в 90%, которая в авторитетном исследовании «Рост во времена долга» (среди авторов — Кеннет Рогофф, бывший главный экономист МВФ) названа критической. Эксперты проанализировали историю развития 44 стран за 200 лет и, в частности, пришли к выводу, что в США в те периоды, когда госдолг побивал указанный выше уровень, ВВП сокращался в среднем на 1,8% в год, а когда долг вписывался в диапазон 60-90% ВВП, экономика росла на 3,3% в год. А в среднем по развитым странам в первом случае экономика прибавляла 1,7%, во втором — 3,4% в год. Иными словами, и США, и Япония, и еврозона (прежде всего по вине государств из семейства PIGS, среди которых самую жирную свинью грозит подложить Италия с госдолгом почти в 2 трлн долларов, или 120% ВВП страны), вероятно, обречены на спад или лишь символический рост.

Причем истинные масштабы проблемы намного шире, уверен Билл Гросс, управляющий активами PIMCO Total Return Fund, крупнейшего в мире облигационного взаимного фонда.

На Штатах помимо классического правительственного долга висят еще квазигосударственные обязательства по программам социального и медицинского страхования (Medicare, Medicaid и др.), размер которых, если дисконтировать будущие траты, равен 66 трлн долларов! Это в 4 с лишним раза больше ВВП страны за 2011 год (ожидается чуть выше 15 трлн долларов). По оценкам Майкла Таннера из Института Като, с учетом обозначенных программ общий долг американской нации составляет примерно 120 трлн долларов, или более чем 900% ВВП США!

Потолок без стен

Когда в самом начале августа американский президент и конгресс наконец-то договорились о повышении потолка госдолга с 14,3 трлн (был достигнут еще в мае этого года) до 16,7 трлн долларов на срок до 2013 года и сокращении бюджетного дефицита на 2,1 трлн долларов в течение 10 лет, многие уважаемые эксперты вроде Билла Гросса не скрывали разочарования. Это ничего не решает! Агентство Standard & Poor’s оценивало минимально необходимое уменьшение разрыва между доходами и расходами в 4 трлн долларов. Для справки, до финальной склоки между республиканцами и демократами бюджетный комитет конгресса США (СВО) определял совокупный размер дефицита бюджета до 2020 года почти в 7 трлн долларов. И таким образом, в ближайшие 10 лет Штатам все равно придется занять еще около 5 трлн.

Технического дефолта, призрак которого пугал финансовые рынки, удалось избежать. Он был бы возможен, если бы конгрессмены не дали правительству добро на заимствование еще больших сумм (а они позарез нужны для обслуживания ранее взятых обязательств — в этом суть пирамиды). Почему же тогда неделя после «исторического» решения оказалась черной для рынков: фондовые индексы и сырьевые фьючерсы попадали на рекордные величины за многие месяцы? Да потому, что государство из спасителя перекредитованного частного сектора на глазах превращается в подрывателя экономического благополучия.

За полтора года рецессии, начавшейся в США в декабре 2007-го, было потеряно 8,8 млн рабочих мест, а за время восстановления, к июню 2011-го, воссоздано только 1,8 млн. Уровень безработицы остается максимальным для страны — сейчас 9,1%. В еврозоне же — около 10%, причем в несчастной Греции — 15%, в Испании — 21%. Объем промышленного производства в СШАв июне 2011-го был все еще на 7,5% ниже, чем накануне кризиса (за полтора года падения индустрия обвалилась на 17%, а за следующие пару лет подросла лишь на 11,4%). В еврозоне аналогичный показатель по итогам 2010 года оказался почти на 10% ниже, чем до рецессии. Про Японию и говорить не приходится: там и до мирового кризиса никакого роста не было. А теперь еще Фукусима… Ею, кстати, «госком-статы» разных стран оправдывают замедление экономики, наблюдающееся с начала нынешнего года (за последние кварталы в США, еврозоне, Великобритании темпы роста близки к депрессивным отметкам — 1-1,5% в годовом измерении).

Лауреат Нобелевской премии по экономике Пол Кругман уверен: фискальные стимулы — не только в Штатах, но и в других развитых странах — в лучшем случае лишь частично компенсировали сокращение спроса со стороны частного сектора. По мнению Тома Кении, экономиста из авторитетного Национального бюро экономических исследований (NBER), США ходят по краю и вероятность новой рецессии — 50%.

«За время кризиса власти ведущих стран упустили возможность договориться о скоординированной политике, направленной на излечение мировой экономики от застарелых структурных болезней, которые и привели к потрясениям 2008-2009 годов, — замечает главный экономист Saxo Bank Стин Якобсен. — Сейчас мы пожинаем плоды». Эксперт подчеркивает, что жертвы понесли и развивающиеся страны, которые из-за перебора с наращиванием резервов и торговых профицитов переживают высокую инфляцию. Так, в Бразилии, которую глобальные инвесторы еще год назад расхваливали за искусный выход из кризиса, рост потребительских цен достиг 6,7% в годовом выражении при целевом уровне Центробанка этой страны в 4,5%. Индекс оптовых цен и вовсе колеблется у отметки 10%. Для борьбы с инфляционным перегревом монетарные власти за последние 15 месяцев уже 8 раз поднимали ставку рефинансирования, которая сегодня составляет 12,5%. Как результат, промышленность резко притормаживает. Опережающие индикаторы деловой активности указывают на замедление ее ростане только в Бразилии, но и в Китае, России, других частях света. «Тормозит» весь мир.

И вот что интересно. В развитых странах с начала года к 5 августа (пятница черной недели) фондовые рынки потеряли 6,7% своей стоимости, согласно популярному семейству индексов, рассчитываемых MSCI Вагга. А в развивающихся падение составило почти 10%. Забавно, что MSCI Brazil Index снизился на 18%, тогда как индекс полубанкрота Италии — MSCI Italy-на 15%. В Китае потери рынка оказались больше, чем в Испании (8,8 против 7,7%).

Вилы или грабли

Инфляционные страдания развивающихся стран вызваны прежде всего ростом цен на сырье, который, в свою очередь, спровоцирован безудержной эмиссией. Объем так называемых резервных денег (это именно их «рисует» центральный банк и вбрасывает в финансовую систему, которая затем раздувает денежную массу) в Поднебесной с осени 2008 года к концу 2010-го увеличился на 6,8 трлн юаней, что эквивалентно 1 трлн долларов с лишним. Огромная цифра, хотя и уступающая показателю американского Федрезерва (прирост более чем на 2 трлн долларов). Если в целом по США, странам еврозоны и Японии денежная масса за последние три года выросла на 18%, то в Бразилии и России — на 46%, а в Китае — практически на 70% (по данным местных центробанков на июнь 2011-го).

Укрепи КНР свою валюту (а для этого нужно просто перестать скупать доллары на печатаемые юани) — и стоимость импортируемых ресурсов на внутреннем рынке снизится. Но тогда страна столкнется с потерей конкурентоспособности экспорта в ту же Америку. Китай всеми силами старается преобразовать экономику, сделав ее менее зависимой от экспорта, однако процесс перестройки займет годы. А в России вовсе ничего не перестраивается, поэтому при цене на нефть выше 100 долларов за баррель мы имеем усиление не экономического роста (ВВП в первом полугодии 2011-го прибавил всего 3,7%, объем инвестиций — лишь 2,7% в годовом измерении), а инфляции и оттока капитала. Прекратит ФРС печатать доллары — нефть подешевеет, а вместе с ней и рубль. Не прекратит — получим новый виток удорожания товаров и бегства «избыточных» экспортных долларов.

Второй сценарий, похоже, наиболее вероятен. Заметим, что всего через несколько дней после того, как американская верхушка решила поднять потолок госдолга, ЕЦБ объявил о желании увеличить кредитование банков, а Банк Японии — о расширении программы выкупа активов на открытом рынке с 40 трлн до 50 трлн иен ради предотвращения укрепления национальной валюты. Кроме того, в начале августа, недовольная ростом курса франка, о смягчении денежной политики заявила Швейцария. Центробанк этой страны снизил процентную ставку с 0-0,75% до 0-0,25% годовых.

Вероятно, и американский Федрезерв снова возьмется за свое после окончания в июне этого года второй программы количественного смягчения (QE2) — уточним, что всего с момента кризиса он выкупил у правительства и финансовых институтов облигаций на 2,3 трлн долларов. Во всяком случае, деньги, которые ФРС продолжит получать по мере погашения приобретенных ею в рамках QE2 казначейских и других бондов (в общей сложности на это было потрачено 800 млрд долларов), будут заново инвестированы надолговом рынке, полагает Саймон Фентам-Флетчер, возглавляющий направление глобального распределения активов в компании «Ренессанс Управление Активами». А если экономика не воспрянет духом, то американский ЦБ запустит QE3 в том или ином виде, не сомневается эксперт.

По крайней мере, к повышению процентных ставок ФРС приступит еще очень нескоро, говорит гендиректор компании «КапиталЪ Управление активами» Евгений Зайцев. Так же считают большинство финансистов на Западе, судя по проводимым опросам. При нынешнем уровне инфляции ставки кредитования остаются отрицательными в реальном выражении, а значит, деньги не просто дешевы — по сути бесплатны. Так что их приток на рынки рискованных активов продолжится. Проблема в том, что из-за страха инвесторов перед будущей неразберихой рынки становятся все более волатильными, что показали события последних недель.

Билл Гросс подчеркивает: Штатам, чтобы только стабилизировать долговую нагрузку возле отметки 90% ВВП, необходимо на триллионы долларов сократить расходы и повысить налоги. Ни в предвыборном 2011-м, ни в выборном 2012-м политики даже обсуждать такие меры не решатся. Американское правительство продолжит агрессивные заимствования, дешевизну которых будет обеспечивать ФРС путем эмиссии новых долларов. До поры до времени эта система еще поработает, но чем дольше будет поддерживаться ее существование, тем страшнее картина неизбежной драматичной развязки.

«Наступили нелегкие времена. Мировой экономике предстоит затяжная и утомительная расчистка завалов, — отмечает Майкл Нолл, возглавляющий направление private banking в России и СНГ в инвестбанке Credit Suisse. — Фокус на инвестициях в узкий набор рискованных инструментов, скорее всего, не оправдает себя, и в этих условиях лучшая стратегия — правильный выбор момента для открытия и закрытия позиций и как можно более широкая диверсификация». Разные классы активов, деноминированные в разных валютах, эмитированные компаниями с бизнесом в разных регионах, — вот что нужно, чтобы застраховать сбережения от глобальных потрясений. Тихих гаваней не осталось.