Качество макроэкономических показателей и прогнозов вызывает все больше вопросов и становится почвой для регулярных конфликтов. Не пора ли «отчистить» данные?

Известный экономист Владимир Ульянов учил, что политика есть самое концентрированное выражение экономики. «Самое» здесь — не лишнее, а как раз определяющее слово. Закон этот срабатывает всегда и везде. Но, похоже, в современной России начат эксперимент, призванный нарушить естественный ход событий. В нашей стране экономика все чаще оказывается концентрированным выражением политики.

Очередной повод всерьез поговорить об этом — прозвучавшее в последние дни августа предложение Министерства экономического развития проиндексировать тарифы естественных монополий в 2012 году лишь на 6%, причем начиная со второго полугодия (за исключением «Газпрома», тарифы которого, как сообщалось, скорее всего, вырастут на 15%).

Первыми свое недоумение по этому поводу выразили энергетики и железнодорожники. Ведь в случае принятия такого решения, например, ОАО «РЖД» и Федеральная сетевая компания (ФСК) вынуждены будут кардинальным образом пересмотреть и финансовую политику, и планы модернизации.

На первый взгляд, ничего «ужасного» не происходит. Напротив, по логике вещей потребители услуг монополий должны рукоплескать подобным инициативам. Тем более что еще в мае председатель правительства объяснил: «Такой подход даст инфраструктурным компаниям стимул снижать издержки, работать над своей эффективностью, позволит поддержать быстрый подъем экономики страны».

Вот только практика принятия и обсуждения подобных решений, не говоря уже о долгосрочных последствиях, вызывает немало вопросов. Мудрые эксперты попытались «успокоить» общественность: да, экономика в России сегодня и правда напоминает «концентрированное выражение политики». Но — временно. То есть до проведения выборов. А затем и инфляцию, и тарифы, скорее всего, «отпустят». Однако какова реальная цена подобных воздействий на рыночный механизм? Не заклинит ли?

Дискуссия о тарифах возникает с завидной регулярностью каждый год. И вот что странно. Судя по всему, порой даже руководители ведущих инфраструктурных компаний узнают о согласованных (а значит, почти принятых) планах регулирования чуть ли не из газет. И это проблема. Попробуйте-ка планировать инвестиции, расходы и доходы в подобной ситуации.

Правила игры

Итогом ежегодной тарифной нервотрепки становится повышенная нестабильность крупнейших хозяйственных механизмов, с одной стороны, уже плотно «вросших» в рынок, а с другой — находящихся в жесткой финансовой и административной зависимости от государства. Работать над эффективностью, не обладая возможностью планировать хотя бы базовые параметры хозяйственной деятельности более чем на год, невозможно. Это подтвердит любой экономист. Единственное, чего можно добиться, — так это сохранения хотя бы общей стабильности системы путем постоянного жонглирования финансовыми потоками. Но всерьез говорить об успешной реализации инвестиционных и инфраструктурных проектов в таких условиях невозможно.

Российский бизнес постоянно требует от государства внятных и долговременных правил игры. В том числе и в отношении цен на услуги естественных монополий. Однако есть ощущение, что в этой дискуссии застрельщиками должны выступать… как раз сами монополисты. Поскольку экономические условия их деятельности все чаще меняются в зависимости от политических веяний, а вовсе не в силу действия объективных хозяйственных законов.

Потребители, разумеется, могут рукоплескать мудрой политике сдерживания аппетитов инфраструктурных компаний. Но как быть с негативным отложенным эффектом? Ведь получается, что модернизационные и инвестиционные проекты системообразующих предприятий регулярно торпедируются. Вместо того чтобы в рамках долгосрочного плана строить новые магистрали, повышать качество сервиса, вводить в строй современный подвижной состав и санировать имеющиеся активы, ОАО «РЖД» вынуждено заниматься финансовой эквилибристикой. Как следствие, тактические выгоды для экономики оборачиваются потерями в стратегии: вся железнодорожная отрасль развивается далеко не столь быстро, как могла бы. А в России железные дороги — больше чем «транспорт». Это кровеносная система, альтернативы которой нет.

«Становится просто невыполнимой задача Президента РФ Д. А. Медведева по повышению эффективности управления издержками госкомпаний, — признается Владимир Якунин. — Например, для повышения энергетической эффективности, снижения расходов электроэнергии необходимы инвестиции как в новый подвижной состав, так и в модернизацию сетевого хозяйства, а их просто не будет. И это лишь один пример».

Даже сторонники «решительных мер» по отношению к естественным монополиям вынуждены признать, что у ОАО «РЖД» просто не остается стимулов интегрировать новые технологии и обновлять основные фонды. Смущает наблюдателей и двойственность требований. В январе 2012 года президентская Комиссия по модернизации наверняка запросит у компании подробный отчет об инвестициях в инновации. Между тем применяемая тарифная политика автоматически перекрывает кислород подобным программам и инициативам.

Заметим: аналогичные проблемы возникают не только у ФСК и ОАО «РЖД», но даже у всесильного «Газпрома». Компания неоднократно предупреждала чиновников о том, что далекая от рыночных подходов тарифная политика может привести к сворачиванию целого ряда инвестпрограмм.
Руководители монополий не понимают остроты момента? Отчего же, очень даже понимают. Это бунтует экономика, отказываясь подчиняться политическим императивам.