25 Ноя

Интерес нормальных людей к преступлениям не объяснишь жаждой напечатанной и нарисованной крови. Просто в некоторых делах, как в капле, фокусирующей лучи в одной точке, концентрируются действительно важные для всех нас вопросы.

Все началось с того, что Джонни и Роберт решили прогулять школу. Это с ними нередко случалось и раньше. Они не были настоящими плохими парнями. Во-первых, им было по десять лет, а когда тебе десять, ты лентяй, ты врунишка, ты гадкий мальчишка, но до почетного звания настоящего хулигана тебе еще предстоит дорасти. Хотя бы на 30 сантиметров. Во-вторых, Джон Венейблс и Роберт Томпсон никогда не делали ничего такого уж гадко¬го. Они не говорили плохих слов при старших, не швырялись камнями в мимо проезжавшие машины и не мучили животных. Правда, они оба были второгодниками, и в школе их за это дразнили. Но не всем же хочется быть учеными.

Джонни и Роберт пока этого точно не планировали. А еще они любили таскать из магазинов всякую ерунду, но об этом тогда еще никто не знал. Да и что тут такого? Магазины забиты всякими дурацкими вещами, которые на самом деле никому не нужны. Этим утром, 12 февраля 1993 года, мальчики решили совершить «налет» на торговый центр «Нью-Стрэнд». В Киркби (графство Мерсисайд, Англия) не так много торговых центров, достойных сего славного имени, но «Нью-Стрэнд» его оправдывал. Пусть в нем всего два этажа, но там просто куча магазинов! И кондитерская на первом этаже, и фотолаборатория, и спорттовары, и музыкальный отдел, и огромный зал «Все для дома», и бутик тонкого дамского белья, который Джонни и Роберту казался пока самым скучным местом в мире, если не считать школы, хотя манекены были ничего, прикольные, без голов.

Им удалось стащить пару пакетиков с дешевыми сластями, несколько мандаринов, какую-то пудру в круглой банке, с десяток карандашей, резинового тролля с зелены ми лохмами, дыбом стоявшими на плоской голове, заводного солдатика, упаковку батареек и маленькую банку синей эмалевой краски. Кроме конфет и тролля (Роберт собирал этих кукол), мальчикам ничего не было нужно, но зато было весело и немного опасно. Солдатиком они поиграли, а потом швырнули его с эскалатора. Карандаши высыпали в урну, туда же отправились и пудреница с мандаринами. Банку они уронили, она разошлась немного по шву, и краска начала вытекать липкими каплями. Так что мальчики попинали жестянку по полу, но потом она им надоела, тем более что Джонни перепачкал этой мерзостью куртку и, понимая, что мама в восторге не будет, слегка надулся.

Джонни и Роберт отправились в «Макдоналдс». По дороге им попалась какая-то жирная старуха, и они толкнули ее в поясницу, как бы случайно пробегая мимо. В «Маке» занудливый продавец принялся расспрашивать, почему они не в школе. Почему-почему… Потому что у них выходной в школе сегодня. Мальчики сидели за столиком и скучали. А потом кто-то сказал: «Давай уведем какого-нибудь сосунка и пихнем его под машину!» Ни следствие, ни психологи так и не выяснили, кто из них это сказал. Оба подтверждают, что фраза прозвучала, но каждый клянется, что ее произнес не он. Словно за столом сидел кто-то третий, невидимый.

На фотографиях и съемках той поры Роберт Томпсон — круглолицый, коротко стриженный, еще с детским лицом, но уже с крупными чертами и тяжелым взглядом. Джон Венейблс — красивый мальчик с длинной мягкой челкой и ярким ртом. Внешне он напоминает образцового бойскаута, выглядит умнее и старше Роберта, хотя родился всего на десять дней раньше его. Большинство полагают, что предложил страшную игру именно Джон. У Роберта, говорят они, был младший брат, к которому тот всегда относился заботливо. Роберта вряд ли могли особо интересовать маленькие дети: он знал их достаточно хорошо. С другой стороны, никакие младшие братья не помешали ему сделать то, что он сделал несколько часов спустя. День 12 февраля 1993 года никогда не забудет женщина, чье имя в полицейских и судебных бумагах указано лишь инициалами. Она была в отделе галантереи с трехлетней дочкой и двухлетним сыном, выбирала сумку и не сразу заметила, что малыши играют с двумя большими мальчиками. Мальчики взяли с полки кошелек и, опустившись на колени, щелкали его замочком, привлекая внимание детей. Мать подозвала детей к себе и опять принялась рассматривать сумочки. Когда через минуту она обернулась снова, то рядом стояла лишь девочка. Выбежав из магазина, женщина увидела, что мальчишки уводят прочь ее сына. Она даже не успела крикнуть. Один из мальчиков, оглянувшись, заметил ее и резко затормозил, после чего сказал малышу: «Иди же к своей маме!» Когда она подошла к ребенку, мальчишек и след простыл. День 12 февраля 1993 года никогда не забудет и Дениз Балджер, мать трехлетнего Джеймса. Дениз приехала в «Нью-Стрэнд» с Джеймсом и Николой — девушкой брата. Никола отправилась подбирать белье, а Дениз зашла в мясную лавку. Пока она разговаривала с мясником, Джеймс вышел. Навсегда.