Экономика эффективности

«Где мы сейчас находимся с точки зрения ситуации в экономике и как мы сюда попали? Придется начать издалека. История развития экономических отношений – это история разделения труда. Но для того, чтобы происходил новый этап разделения труда, должна происходить какая-то коммуникационная революция. Самая последняя – это Интернет, мобильная связь. В результате этой революции производительность труда в мире выходит на совершенно новый уровень. Чем это чревато? И какую функцию во всем этом выполняет финансовая экономика? Собственно, именно финансовая экономика создала все эти средства коммуникации, ибо именно ей было необходимо, чтобы деньги и информация о рынках перемещались максимально быстро. Потому что в каждый момент времени финансовая экономика создает в каждой точке максимально эффективного использования ресурсов максимально возможное количество этих самых ресурсов.

И мы получаем просто чудовищный экономический рост. Вернее, получали в тот момент, когда эта система начала развиваться. Представьте себе, что у вас возникла замечательная идея – вы придумали новый бизнес или прорывную технологию и тут же у вас, как по мгновению волшебной палочки, появляются все ресурсы, которые необходимы для того, чтобы реализовать ваше желание в финансовом смысле и не только. Ведь за финансами подтягиваются рабочие руки, средства производства, мозги… А в другой точке планеты начала реализовываться еще какая-то идея в иной сфере деятельности, и опять же, как по мановению волшебной палочки, финансовая экономика создала необходимый спектр ресурсов. К чему это все привело? Появился усиленный спрос на деньги, и по этой причине процентные ставки начали снижаться, потому что при высоких ставках расширение кредитов невозможно. Если вы берете 1 миллион и платите по ставке 20%, стоимость обслуживания долга – 200 тысяч.

При той же стоимости обслуживания в 200 тысяч, но при ставке 10% вы можете позволить себе еще миллион. Если же ставка падает до 5%, вы способны обслужить еще 2 миллиона. Таким образом, прекрасно работает кредитная мультипликация, которая способствует реализации всех возможных идей. Но откуда берутся эти идеи? До того как финансовая экономика обеспечила максимально быстрый переток ресурсов, множество технологий складывалось под сукно. Ее развитие привело к тому, что за какие-то два-три десятка лет огромное количество технологий не только достали из-под сукна, но и внедрили. В результате случился взрывной рост благосостояния. Что теперь? Процентные ставки упали до нуля, проблемы долга встали в полный рост.

Производительность труда тоже начала стагнировать. Дальше прежним путем развиваться невозможно. Но финансовую экономику пытаются стимулировать, проводя всякие программы количественного смягчения. Цель – хоть как-то поддержать спрос. Но все эти вливаемые деньги не идут в инвестиции. А зачем? Риски большие, а отдача непонятна, хотя ставки низкие. Зато есть простая схема: вы легко занимаете деньги, используя кредитные продукты и вкладываете их во что-нибудь ненужное, что будет дорожать. Что это может быть? У вас есть ретроспектива: когда печатают деньги, растут в цене сырьевые ресурсы, золото. Вот и очевидный объект для вложений. Однако здесь все не так здорово, как кажется».

Дошли до цуцванга

«Если присмотреться к историческим данным, то на каждые 10 лет растущего сырьевого цикла всегда приходилось 20 лет падения и стагнации. Последний раз это наблюдалось после отмены золотого стандарта. В 70?е годы произошел взрывной рост цен на нефть. А затем, вплоть до конца 90?х, мы наблюдали ситуацию падения или стагнации цен. Если в конце 70?х цены взлетали до 40 долларов за баррель, то в конце 90?х падали до 9. В  последние годы мы видели новую фазу взлета цен, и я глубоко убежден: мы входим в длительный цикл как минимум стагнации, как максимум – падения цен на нефть.

Печатать столько денег, чтобы не только полностью возместить, но и обеспечить дальнейший рост сырьевых активов, мировые центральные банки не будут, потому что тогда произойдет гиперинфляция. А она создаст недоверие к бумажным деньгам, и финансовая система в том виде, в каком мы ее сегодня имеем, перестанет существовать. Никто на это не пойдет. Но при этом обеспечить дальнейшее развитие финансовая экономика более неспособна. Все технологические идеи уже реализованы, новых разработок нет, денег на их организацию тоже нет. В результате мы всем миром находимся в состоянии цуцванга, когда каждый следующий ход приводит к ухудшению положения».

Глобализация вглубь

«Всегда, когда происходила серьезная революция в коммуникациях, за ней следовало расширение рынков. Сейчас уже расширяться некуда, новых рынков нет, и поэтому мы являемся свидетелями глобализации вглубь. Особенно ярко это видно в Европе. Суть в том, чтобы те сегменты рынка, которые пока заняты мелким и средним бизнесом, полностью отошли к глобальным транснациональным корпорациям.

Что происходит с людьми, которые работали в этих сегментах? Они оказываются на улице. Все это работало ровно до тех пор, пока люди, которые высвобождались за счет вытеснения мелкого и среднего бизнеса, частично находили себя в транснациональных корпорациях, а частично содержались на пособия, сформированные за счет прибыли, которая получалась от глобализации. При замедлении глобализации начали расти долги, о проблемах которых сейчас постоянно говорят. Содержать высвободившихся людей не на что. И это проблема. Есть и еще один аспект. При новом скачке глобализации вширь, расширении рынков происходил технологический прорыв. Менталитет из метрополии встречался с новым, совершенно неизведанным менталитетом.

А когда два разных образа жизни, образа мыслей встречаются, происходит интересная реакция. Почему так случается, могут объяснить люди с соответствующим образованием, но это медицинский факт. Люди оказывались в ситуации мозгового штурма, и совершался мощный прорыв. Именно поэтому все пошло из Европы: на очень маленьком клочке суши очень много всего – разные климатические условия, разные народы. Несмотря на то, что даже сейчас основные нации относятся ко всем прочим с гонором, считая себя лучше других, ничего нового они друг про друга не узнают. Прорыва привычным для нашей цивилизации методом не получается, нужно что-то другое».

Продолжение>>