16 Янв

Лопнет ли пузырь интернет-экономики во второй раз?

Невероятные суммы, описывающие капитализацию ведущих игроков рынка на фоне околонулевых заработков. Всеобщий ажиотаж спешащих вложиться в перспективу инвесторов, соседствующий с глобальным помешательством вокруг Интернета в целом. Бесконечные слияния и поглощения, запуск сотен новых проектов… Все это мы уже проходили. Только лозунги были немного другими. Вместо заклинаний вроде «b2b», «b2c» и «электронная коммерция» звучит другое — «социальные сети», «монетизация», «облака». Однако симптоматика та же. Что же, и правда пора готовиться к взрыву очередного сетевого «пузыря»?

Представить себе, как это будет, не сложно. И не так уж важно, что послужит катализатором цепной реакции. Куда интереснее последствия. Акции крупнейших интернет-компаний обрушиваются, из «золотых фишек» превращаясь в биржевой мусор. Армия инвесторов всех мастей впадает в панику, лишь увеличивая силу обвала. Миражи развеиваются, а разорившиеся венчурные капиталисты толпами отправляются на биржу. Только не на фондовую, а на биржу труда. Чтобы приискать себе спокойную работу, не связанную с рисками. Довершает картину череда исков, взаимных претензий и скандальных судебных разбирательств.

О том, что события могут развиваться именно по такому сценарию, мы уже знаем. 10 марта 2000 года биржевой индекс высокотехнологичных компаний NASDAQ достиг своего исторического максимума, а затем обвалился почти на 500 пунктов. Колоссы тогдашней интернет-экономики не только подешевели в сотни раз, лопнув вместе с «пузырем» доткомов, но и на несколько лет создали Интернету репутацию крайне опасного и непредсказуемого с точки зрения вложения средств рынка.

Недавно председатель совета директоров Google Эрик Шмидт открыто заявил: вероятность того, что история повторится, довольно высока. Ведь такие компании, как Facebook и Twitter, стоимость которых уже превышает несколько миллиардов долларов, до сих пор не нашли способов генерации достаточного потока наличности, способного хоть как-то подтвердить оценки инвесторов.

Признаем: пессимизм Шмидта отчасти мог быть вызван «политическими», а точнее — совершенно рыночными причинами. Ведь «Твиттер» так и не согласился на поглощение со стороны Google. Да и «Фейсбук» ныне стал чуть не главным конкурентом интернет-гиганта, обогнав Google по посещаемости. Однако прислушаться к ветерану индустрии было бы полезно. Тем более что Шмидт озвучил как раз те опасения, которые давно уже готовы были сорваться с языка многих аналитиков, финансистов, инвестбанкиров и инвесторов.

Пузырь, лапоть и соломинка

Сегодня мы почти всегда и повсюду имеем возможность получить скоростной доступ к сетевым ресурсам. Привыкли к тому, что мощный компьютер, оказывается, вполне может поместиться в кармане рубашки. И привычно совершаем видеозвонки практически в любую страну, не волнуясь о том, что затем придется оплачивать счета за международную связь. А восторженные предсказания десятилетней давности о том, как изменится мир благодаря развитию интернет-технологий, выглядят наивными. Неужели то, с чем мы настолько свыклись, не было очевидным для предсказателей?

«В то, что Интернет перевернет все — верили, как в Октябрьскую революцию: вот придут большевики и раздадут людям землю бесплатно, — вспоминает глава Liveinternet Герман Клименко. — Все жили в какой-то эйфории. Денег не было вообще. Зато все рассказывали истории, что, мол, Интернет — это такой особый, загадочный бизнес, непохожий на обычный, с другими законами».

Признаем: 11 лет назад ситуация в Рунете лишь отдаленно напоминала то, что происходило в Интернете «большом». Однако оценить масштаб происходящего все-таки было уже можно. Все вдруг поверили в колоссальные возможности Всемирной паутины. В то, что даже далекие от Интернета компании смогут (и смогут легко) добиться невиданных ранее результатов при помощи Сети. Ну а в США интернет-компании, едва появившиеся на свет, с легкостью проходили первичное размещение на биржах, поскольку наслушавшиеся бодрой телевизионной рекламы обыватели чуть ли не давились в очередях за бумагами очередных стартапов.

Порой приходится слышать, что игроки онлайнового рынка первой волны с самого начала не были ориентированы на получение регулярного и прогнозируемого дохода, а порой и вовсе не имели внятной коммерческой идеи в принципе. Это не совсем так. По теперешним меркам бизнес многих тогдашних доткомов выглядел вполне жизнеспособным. Проблема заключалась скорее «в исполнении», а не в идеях как таковых. Просто сетевая инфраструктура не была еще достроена. Не была достигнута и критическая масса пользователей. Сказывался и чрезмерный энтузиазм стартаперов, зачастую принимавших собственные грезы за свершившееся в действительности.

Так, печально известный магазин товаров для домашних животных Pets.com, собравший почти $100 млн по итогам IPO, разорился уже через девять месяцев после выхода на биржу. Причем прогорел проект вовсе не из-за того, что никто не хотел заказывать товары. Скорее, наоборот: хотеть-то как раз хотели. Но вот ожидать по нескольку дней доставки заказа — нет. Так что корень всех бед, как выяснилось, лежал скорее в офлайне, чем в онлайне.

Другой «потерпевший», интернет-магазин Webvan, вознамерился накормить всю Америку, но не выдержал схватки с гигантами традиционного продуктового ритейла.

Это список можно долго продолжать. Но и приведенных примеров вполне достаточно для того, чтобы представить себе портрет типичной интернет-компании того времени. Как, впрочем, обнаружить и типичные ошибки.

Собрав значительные суммы благодаря IPO, стартапы их растрачивали на маркетинг (одна только реклама десятков доткомов во время телевизионных трансляций Супербоула в 2000 году потребовала баснословных расходов) и — столь же безоглядно — на «самые-самые» передовые технологии. Без которых вполне можно было обойтись. А вот налаживать положительный денежный поток никто не торопился. Казалось, что карт-бланш выдан надолго. Но невидимая рука рынка все расставила по своим местам.

Между прочим, индекс NASDAQ до сих пор не достиг тех заоблачных высот. Большинство представителей «новой экономики» осталось лишь в сетевых летописях. А те, кто выжил, долго не могли оправиться от полученного удара. Последнего ли?

Найди десять отличий

Когда читатель возьмет в руки этот номер «Бизнес-журнала», капитализация ведущих интернет-компаний, скорее всего, снова возрастет. А десятки проектов привлекут в ходе очередных раундов инвестирования дополнительные средства на развитие. Интернет-рынок снова раздувается. Вот почему так важно понять генезис процесса. Что это: рецидив «пузыря» — или здоровый рост индустрии, переболевшей положенной ветрянкой и теперь крепко стоящей на ногах?

Крупнейшая глобальная социальная сеть Facebook, планирующая в следующем году выйти на IPO, оценивается сегодня в 50 миллиардов долларов. Капитализация сервиса микроблогов Twitter, собравшего 175 миллионов пользователей, подобралась к отметке в 10 миллиардов долларов. Столько же стоит и звезда социального игропрома компания Zynga.

Сама по себе вакханалия девятизначных цифр не столь страшна. Куда более настораживающим симптомом является тот факт, что большинство интернет-компаний новой волны все еще пребывает «в поисках самих себя». А проще говоря, не научившись зарабатывать деньги, хотя бы отдаленно соответствующие применяемым инвесторами мультипликаторам.

«Вероятность того, что «пузырь» лопнет снова, очень велика, — признает известный венчурный инвестор Эстер Дайсон. — Разница лишь в том, что сегодня «пузырь» надувается в непубличных компаниях. Конечно, в отличие от 2000-х годов, многие интернет-компании — настоящие. Но оценки все-таки слишком завышены. И нередко небольшие фирмы получают больше денег, чем они могут потратить с умом».

— Имеется определенная доля предприятий, возникших в этом году, которых в следующем мы уже не увидим, — делится своими оценками интернет-эксперт Антон Носик компания Позняки. — Это особенность всех новых предприятий. Не многие из них доживают до зрелости и старости. С другой стороны, есть явно переоцененные активы, которые никак не могут объяснить, почему они столько стоят. Особенно если иметь в виду текущие финансовые показатели. Но «проблема 2000-го года», которая привела к обвалу, состояла в том, что тогда других компаний — не было. Весь рынок состоял из фирм, оценивавшихся без оглядки на их заработки.

Носик уверен, что нынешняя ситуация выглядит все-таки куда более оптимистично. По крайней мере, помимо явно переоцененных активов, на рынке обнаруживаются компании, капитализация которых вполне справедлива. «Если говорить о «Яндексе» и Mail.Ru в России, а также о Google в Америке, то никакого «пузыря» нет, — продолжает Носик. — Их цена имеет прямое отношение к реальным денежным потокам. Они стоят столько, сколько зарабатывают сейчас. И столько, сколько — с точки зрения инвесторов — станут зарабатывать в дальнейшем».

Что будет, если разорятся такие компании, как «Твиттер» или «Фейсбук»? Носик уверяет, что это совершенно «не заразно». Интернет-рынок в целом устоит, а «эффект домино» не слишком вероятен.

Между прочим, столь неоднозначные активы, как Twitter, сами по себе пока не зарабатывающие достаточных средств, вполне могут стать логичным дополнением «коллекций», собираемых более крупными игроками, привлекая на их порталы дополнительных пользователей. Именно это произошло, когда набирающая силу империя Google поглотила Youtube. «Это как с бензоколонками, — объясняет Герман Клименко. — Сами по себе они не являются выгодным бизнесом. Если только у вас нет собственных скважин и нефтеперегонных заводов. Так вот, в Сети все точно так же. Покупки кажутся неэффективными «сами по себе», будучи же органично встроенными в другую компанию, они могут, во-первых, добавить капитализацию, а во-вторых, привести к увеличению выручки».

У рунета особенная стать

Волна первого лопнувшего «пузыря» зацепила российский сегмент Сети «по касательной». «У них «пузырь» лопался более правильно, — подчеркивает Герман Клименко. — Там были хотя бы какие-то деньги. А у нас денег не было и в помине. Так что «наш» кризис касался только нас. И никого за пределами интернет-индустрии не затронул. В итоге у Рунета осталась чистая, незапятнанная репутация».

«Чистота» состояла в том, что для российских пользователей Сеть сохранила свою привлекательность даже тогда, когда громкие зарубежные активы оказались дискредитированными. Да и «время лечит». Поэтому нет ничего удивительного в том, что с началом в 2008 году глобальной депрессии, когда другие объекты для вложения средств и инвестиционные инструменты потеряли свою привлекательность, интерес к интернет-проектам как раз начал нарастать.

— Сейчас у инвесторов в России есть деньги, — напоминает Клименко. — Это важное отличие, поскольку деньги эти вкладывают в Интернет. Второе отличие: в 1998 году все считали, что Интернет — это «загадочный» бизнес, а значит, и оценивать его нужно точно так же — загадочно. Ныне же всем понятно, что Интернет — это более или менее обычный бизнес, где нужны и главный бухгалтер, и офис. Да, это не завод. Но в принципе все то же самое: есть компания, есть модель заработка — и есть «что пощупать».

Клименко согласен: с точки зрения «обычного» экономиста, привыкшего к реалиям традиционных отраслей, запредельные мультипликаторы при оценке капитализации интернет-компаний «выглядят дико». Но не стоит забывать, напоминает он, что Интернет все-таки обладает целым рядом специфических характеристик: «Затраты здесь не растут прямо пропорционально расходам. Так, если я привлеку на миллион больше пользователей и покажу больше рекламы, мои затраты не обязательно вырастут столь же существенно. С точки зрения затрат Интернет — это «чистая» среда».

Похоже, вероятность повторения коллапса не слишком высока. И уж тем более не следует опасаться, что драматические события могут развернуться на просторах Рунета. Как минимум большинство россиян — пользователи, а не инвесторы сетевых сервисов. Что же касается венчурных капиталистов, то риск — их профессия.

— Элементы «пузыря» присутствуют только в сфере «глупых денег», — успокаивает опытный инвестор, генеральный менеджер департамента по продвижению потребительского программного обеспечения и онлайн-продуктов Microsoft Павел Черкашин. — Именно «глупые деньги» (в отличие от правильных, «умных») приходят на рынок в большом количестве и «надувают» те или иные проекты. На рынок в целом это влияет мало. Разве что зарплаты программистов в Москве и крупных городах продолжат рост. А вот когда наконец-то заработает в полную силу площадка для «малых IPO» на ММВБ и на рынок получат доступ небольшие ИТ-компании — можно ожидать повышения «пузырности». Да, это будет огромный шаг вперед для развития отрасли. Однако, учитывая наличие совершенно сумасшедшей ликвидности на рынке (люди в буквальном смысле сидят на деньгах и не очень понимают, куда их вкладывать), можно ждать неконтролируемого роста.

Правда, есть и более жесткие прогнозы. По мнению эксперта ИХ «Финам» Леонида Делицына, до взрыва очередного «пузыря», вызванного необдуманным поведением непрофессиональных инвесторов, осталось два, максимум — три года. «Последствия будут заключаться в потере денег массами расхрабрившихся леммингов, которым полезнее было бы вкладываться в дом, в здоровье и образование, — предсказывает Делицын. — Но вместо этого они накупят акций социальных сетей после IPO. Наверное, сейчас им было бы очень полезно пообщаться с теми, кто покупал акции Yahoo в конце прошлого тысячелетия».

Научная фантастика

— Я фантастику люблю, — признается Герман Клименко. — Но вот что интересно: за последнее время она — как жанр — исчезла совсем. Практически все новые книги — это фэнтези. Оно и понятно. Придумать что-то, что действительно поразит читателя, уже сложно. Ведь на наших глазах происходит превращение фантастики в реальность.

По мнению Клименко, важное различие между сегодняшней ситуацией в интернет-бизнесе и событиями одиннадцатилетней давности состоит в том, что технологии, о которых мечтали тогдашние старта-перы, существовали в ту пору лишь бумаге. Или в лучшем случае находились в самой ранней стадии разработки. Сегодня же многие средства, позволяющие использовать Интернет во ряде областей жизни, уже выведены на рынок и надежно работают. И это только начало, уверен основатель Liveinternet: «В 2000-х тоже верили, что будет революция. Но все предпосылки налицо только теперь. В Интернете сейчас возможны (или будут возможны в ближайшее время) вещи, которые сложно себе представить в реальной экономике. Именно в это будущее и вкладываются инвесторы. В реальной экономике все понятно. А вот в Интернете — есть шанс. Так что если завтра все рекламодатели полностью признают Сеть и забудут о «ящике» — будет настоящая революция».

Еще одна тектоническая подвижка ждет онлайновый бизнес на ниве сервисов, связанных с местоположением абонента, — LBS, уверен основатель компании Abbyy Давид Ян: «Сегодня появились мощные смартфоны с множеством «фишек» и с возможностью геопозиционирования, что позволило реализовать те фантазии, которые все эти годы были у людей в голове. Мы находимся на пороге революции, связанной с интеграцией таких сервисов в нашу повседневную жизнь. Интеграцией — с магазинами, с ресторанами, где тратятся десятки и сотни миллиардов долларов. Если раньше Интернет оставался «совсем виртуальным» и было непонятно, где брать деньги, то сейчас это, пусть и постепенно, становится ясно».

Давид Ян знает это не понаслышке. Ведь как раз в самый разгар памятного «краха доткомов» он выводил на американский рынок революционное по тем временам устройство — портативный компьютер Cybiko, имевший возможность общаться с себе подобными по радиоканалу. «Новое — это хорошо забытое старое, — философски улыбается предприниматель. — Технические возможности тогда не позволяли сделать совершенное техническое решение».

Сегодня Давид Ян опять находится на острие. Как совладелец нескольких модных столичных заведений общепита, он старается поставить новые технологии на службу своему бизнесу. В частности, заключил партнерские соглашения с геосоциальным сервисом AlterGeo. Однако предприниматель пока воздерживается комментировать экономическую составляющую такого партнерства. «Это еще только первые шаги, — осторожно отвечает он. — Я уверен: в мире сейчас мало найдется ресторанов, которые могли бы заявить, что геопозиционные сервисы значительно повлияли на их бизнес. Но дело не в этом, а в том, что виден тренд. Виден интерес к интернет-технологиям как самих рестораторов и владельцев магазинов, так и потребителей».

Так что же, будут лопаться пузыри? Будут. Но вся интернет-экономика целиком, скорее всего, уже не обрушится. Слишком уж прочно все мы застряли в Сети.